Главная » Файлы » Разведение

В. Гусев, Е. Гусева

КИНОЛОГИЯ

 


 

 

Пособие для экспертов и владельцев племенных собак

 

История одомашнивания

Анатомия и физиология

Экстерьер собак и его оценка

Наследственность и ее законы

Программа подготовки экспертов

 

Москва

АКВАРИУМ

2006

 

УДК 636.7

ББК 46.73

Г96

Гусев В.Г., Гусева Е.С.

Г96 КИНОЛОГИЯ. Пособие для экспертов и владельцев племенных собак. – М.: ООО «Аквариум-Принт», 2006. – 232 с: ил.

 

ISBN 5–98435–359–8

 

Эта книга – руководство по подготовке экспертов и селекционеров, ведущих племенную работу с породами. В книгу включена программа курсов экспертов и освещены все её разделы. Приведены контрольные вопросы, включаемые в экзаменационные билеты.

Основные разделы книги посвящены экстерьеру собак и его оценке, организации выставок, племенной работе с породами, разведению и воспитанию наших четвероногих друзей. Вопросы анатомии и физиологии собак, генетики и законов наследственности освещены в доходчивой форме, с сугубо практическим уклоном. С большой полнотой авторы излагают историю приручения собак, их роль в становлении человечества и пути развития кинологии в нашей стране.

Книга изначально задумана как пособие для собаководов, занимающихся на курсах экспертов-кинологов. Но практический опыт авторов, изложенный тепло и живо, несомненно заинтересует как начинающего собаковода, так и многоопытного эксперта.

Авторы: Гусев Владимир Гаврилович – эксперт всесоюзной категории по всем породам собак, Гусева Елена Сергеевна – эксперт всероссийской категории по охотничьему собаководству.

 

УДК 636.7

ББК 46.73

 

Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой ее части запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

 

© Гусев В.Г., Гусева Е.С., 2005

ISBN 5–98435–359–8

© ООО «Аквариум-Принт», 2005


 

ВВЕДЕНИЕ

 На протяжении миллионов лет собака – первое прирученное животное было и остается самым домашним, войдя в человеческое общество не только помощником в борьбе за существование, но в качестве друга, любящего и беззаветно преданного.

«Собака вывела человека в люди», писал и неоднократно повторял в своих выступлениях академик Иван Петрович Павлов. И это отнюдь не гипербола. Ведь только с приручением собаки наши еще лохматые предки смогли перейти от собирательства к охоте на более крупных животных. А именно это обеспечило возможность преобразования малочисленных и разобщенных орд наших далеких предков в племена, обеспечило зарождение социальной структуры в мире примитивных антропоидов, Ведь корешки, акриды и мелкие позвоночные могли прокормить только бродячую стаю, в которой не было условий для развития совместной трудовой деятельности, языкового общения и формирования социальных структур, характеризующих человеческое общество.

Четвероногие помощники обеспечили зарождающемуся человечеству надежную для той эпохи пищевую базу за счет охоты на крупных копытных животных. Первобытный охотник с собакой уже не боялся никаких хищников. Результативность охоты с собаками позволила сохранять часть пойманного молодняка в качестве полуприрученных живых «консервов», а отсюда – один шаг к скотоводству, а затем и к земледелию.

Несомненно, что становление «хомо сапиенса» – человека разумного происходило в ту же эпоху, когда наши далекие предки стали сотрудничать с прародителями современных домашних питомцев. И во времени это исчисляется не тысячелетиями, а пятью миллионами лет, каковыми определяют современные антропологи историю человечества на нашей планете.

Ископаемые останки уже одомашненных собак – торфяная, зольная, бронзовая и другие археологические находки, возраст которых исчисляется тысячелетиями, относятся к более поздним стадиям развития человечества. А в истории домашней собаки эти находки свидетельствуют о свершившимся преобразовании вида или видов диких предков в породы примитивных, но уже домашних животных. В последующие периоды развития человеческого общества домашние собаки изменялись, образуя новые породы в соответствии меняющимся условиям и нуждам человечества.

Наскальные изображения древнего Египта донесли до нас облик борзых, гончеобразных и таксообразных собак, существовавших примерно четыре тысячелетия тому назад.

Ученые и писатели Древней Греции и Рима посвящали собаководству целые трактаты и поэтические произведения. Современник Овидия – Граций Фалиск в стихотворном поучении пишет об уходе за собаками, упоминает о существовании 12 пород.

Так в глубине веков зародилась древнейшая отрасль животноводства, названная кинологией. Узнав впервые о существовании этой «логии», не подумайте, что это производное юной музы экрана. На самом деле это древнейшая отрасль зоотехнии – наука о собаководстве от греческого «кинос» – собака и «логос» – знание или учение.

Авторам средневековых трактатов достаточно было знать полтора-два десятка тогдашних пород да общие принципы их утилитарного разведения. В наше время человечеству служит более трехсот высокоспециализированных пород. Под влиянием многовековой селекции полезные задатки собачьего рода доведены в современных специализированных породах до высочайшего уровня. Их разведение, сохранение и совершенствование ведется объединенными усилиями собаководов-любителей, экспертов-кинологов, заинтересованных ведомств и общественных организаций.

Не ослабли на протяжении истории человечества незримые нити, связующие нас с домашней собакой. И поныне для одних собаки остаются незаменимыми помощниками в работе, для других олицетворяют живую связь с миром природы, для третьих домашний питомец является островком бескорыстной любви в пустыне людей. А прогресс в собаководстве обеспечивают люди, которые в своей деятельности реализуют творческое начало, заботясь о сохранении и совершенствовании пород, добиваясь чтобы каждое новое поколение выводимых ими собак становилось лучше.

Этот своеобразный (с точки зрения обывателя, далекого от собаководства) мир чудаков составляют заводчики, которое в сложнейших бытовых и экономических условиях содержат свои питомники, энтузиасты организаторы работы с любимыми породами, и эксперты кинологи, чьи труд и знания обеспечивают должную направленность в работе с поголовьем собак, рассредоточенным у отдельных владельцев собак.

Работа заводчика и эксперта – кинолога требует знаний в области анатомии, физиологии, психологии животных, основ генетики и разведения собак, детального изучения экстерьера пород, уменья его правильно оценивать и описывать.

Цель этой книги помочь заводчику и кинологу в приобретении этих знаний и подготовиться к экзамену, предшествующему присвоению квалификации эксперта – кинолога.

 

 

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

 В далекие времена голод и страх были постоянными спутниками наших предков. И первым помощником человека в борьбе за существование стала прирученная собака.

Сейчас трудно представить, как это произошло. Можно только предполагать, что дикие предки собак обитали по соседству с убежищами пещерных антропоидов ко взаимной выгоде тех и других. Чуткие и агрессивные при защите своей территории и щенков дикие собаки невольно предупреждали и двуногих соседей о приближении опасного хищника, что было особенно важно в ночное время. Случалось, наверное, что слабо вооруженные и не всегда удачливые охотники отнимали у диких собак их добычу. А порой звери пользовались остатками успешной охоты людей. Взаимную выгоду, несомненно, оценили наши еще лохматые прародители. А дикие собаки могли и сами присоединяться к человеческой охоте, как это и поныне делают австралийские динго, выполняя роль добровольных загонщиков на облавных охотах аборигенов.

Человек приручил и заставил служить себе многих диких животных. Но собака стала не только его живым «ресурсом», но и членом семьи своего хозяина, его добровольным помощником, самоотверженным охранителем имущества и пастухом стад.

Стайные и смышленые прародители наших собак, взятые из естественного сообщества в мир человека, привнесли в него много любопытного и полезного благодаря проявлению своих природных дарований. В процессе приручения и одомашнивания эти дарования трансформировались в соответствии с изменяющимися условиями.

Воспитатель-хозяин прирученного щенка стал для него вожаком, его семья и ближайшее окружение заменили стаю, в которой собака занимает определенное место на иерархической лестнице. И этой смешанной «стае» собака стала дарить свои лучшие природные качества, преобразуемые жизнью и направленной селекцией.

Дикие собаки и волки привязаны к своей стае, вне которой они просто не могут существовать, домашние же собаки переносят эту привязанность на людей. Волчонок учится у старших до двух-трех лет, для собаки обучение и служение человеку составляет потребность и радость всей жизни.

Звери семейства собачьих по природе своей охотники. Они охотились, чтобы прокормиться. Позднее, когда человек взял на себя заботу о кормлении своих собак, они стали охотиться в несвойственной им манере. Объектами добывания стали трофеи, нужные человеку, – мелкая пернатая дичь, пушные звери и другие.

Для пастушьей собаки «стаю» составляет не только хозяин и его семья, но и домашнее стадо. И в этом смешанном сообществе собака занимает как бы второе место после вожака-хозяина, принимая на себя заботы о сохранении этого пестрого сообщества, его защите от всевозможных врагов, как хищников, так и «чужих» людей.

Столь же полезными человеку оказались природное стремление собачьих предков к защите добычи, логова и обжитого стаей участка, способность к согласованным групповым действиям на охоте, трансформированная у домашних собак в склонность к несению сторожевой, да и множеству других служб в контакте с человеком. При этом человек использует не только чутье, выносливость и другие физические возможности собак, но в первую очередь их природное стремление к сотрудничеству с любимым хозяином. В общении с домашней собакой замечаешь ее постоянное стремление участвовать в жизни вырастивших ее людей, делить с ними их труд и забавы, по-своему понимать и предвидеть действия и настроения человека.

Дикие сородичи собак не лаяли. Они общались звуками иного порядка: вой, повизгивание, рычание. Лай домашней собаки – сигнал, обращенный именно к «двуногой стае». Это взволнованное сообщение об опасности, призыв к остановленной или преследуемой добыче, наконец, выражение эмоций. Научившись лаять, далекие предки современных пород стали более контактны. Так прирученные собаки «изобрели» своеобразный язык для общения с человеком, который не был им свойствен в контактах со своими сородичами, одаренными более острыми слухом и чутьем.

По поводу происхождения собаки существует немало предположений и разноречивых утверждений. Большинство исследователей, занимавшихся этим вопросом до середины нашего века, полагали, что предками домашних собак были волки и шакалы. Основанием для таких предположений было сходство ископаемых останков прирученных собак древности и аналогичных органов современных волков и шакалов.

Позднее многие авторы стали отрицать близкое родство собак и шакалов. На основании скороспелых и, как оказалось, неточных хромосомных исследований генетики отрицали возможность успешного скрещивания собак с шакалами. А отсюда пришли к однозначному утверждению о происхождении собак от диких волков. Однако в Московском зоопарке шакалы и собаки успешно скрещивались, давая плодовитое потомство в самых различных сочетаниях и генерациях. А затем и генетики признали ошибочность своих первоначальных утверждений.

Несомненно, что современный волк по своему строению, поведенческим и физиологическим данным ближе к собаке, нежели обыкновенный шакал или еще более обособленный вид африканского шакала. А широко распространенный в Северной Америке койот, образующий целый ряд подвидов, составляет как бы промежуточную форму, близкую и волку, и шакалу, и домашней собаке. При этом северные формы койота во многом сходны с волком, южные напоминают шакала, а в целом представители этого вида имеют наибольшее сходство с собаками-париями, живущими в полудиком состоянии на задворках населенных пунктов стран Востока.

На протяжении тысячелетий изменялись собаки под влиянием одомашнивания. Эволюционировали в борьбе за существование и их дикие сородичи. Постепенно эти ветви отдалялись одна от другой. А в ряде случаев сходство домашних собак и диких форм поддерживалось их скрещиванием. Еще недавно жители Севера намеренно скрещивали собак с волками для получения крепкого потомства. Еще чаще происходило скрещивание одичавших собак с волками в естественных условиях. Так, волки Аляски приобрели особенно много черт сходства с собаками, а в европейской части нашей страны в середине семидесятых годов участились случаи появления зверей гибридного происхождения, так как интенсивно истребляемые звери зачастую не находили брачных партнеров своего вида и скрещивались с собаками.

И вряд ли уместно искать прародителей домашней собаки среди ныне живущих диких видов. Гораздо вероятнее, что различные народы приручали и разводили не один, а несколько видов древних волнообразных и шакалообразных животных, близких современным сородичам, но не идентичных им. «Слишком легко было приручение, и слишком ясной была польза от собаки для дикаря-охотника», – писал основатель нашей отечественной зоотехнии профессор А.Е. Богданов. Чарльз Дарвин и позднейшие авторитетные исследователи пришли к выводу, что одомашнивание собаки происходило не в одном месте. И в этом случае неправомерно искать прародителей домашней собаки в «лице» одного из ныне существующих диких видов.

Археологические находки также свидетельствуют, что различные народы приручали и стали разводить несколько исходных форм собак, ставших прародителями современных пород. Находки, относимые к древнейшим периодам, свидетельствуют о том, что одомашнивание собаки осуществлялось еще в доисторический период на территории разных континентов, и несомненно, что объектами одомашнивания были различные виды диких псовых. Так, на территории Африки прирученные собаки были задолго до появления свайных построек человека на Европейском континенте. В Австралии и Новой Зеландии динго, изначально бывшие уже прирученными собаками, были завезены аборигенами, сохранившими древнейшую культуру раннего периода каменного века.

Обитатели свайных построек на территории современных Швейцарии и Германии в каменном веке имели так называемую «торфяную собаку», названную так потому, что остатки их были найдены в кухонных остатках древних стоянок человека, сохранившихся в озерных отложениях торфа. Этих сравнительно мелких собак, близких по строению костяка современным шпицам, пинчерам и терьерам, считают потомками древнейших шакалообразных прародителей.

Древние германцы, жившие в бронзовом веке, обладали более крупными волкообразными собаками – «бронзовой собакой». Современные догообразные псы и крупные овчарки, а также волки сохраняют черты сходства с «бронзовыми собаками».

 


 

Рис.1. Современные лайки очень близки с ископаемой торфяной собакой.

 

Раскопки зольных отложений на территории Австрии помогли обнаружить остатки «пепельной», или «зольной», собаки. По размерам и строению она характеризовалась как промежуточный тип, возможно полученный в результате скрещивания вышеупомянутых более древних форм. Кости этих собак обнаружены в раскопках отложений конца бронзового и начала железного века.

Разобщенность и примитивный жизненный уклад древнейших охотничьих племен не способствовали многообразию и высокой специализации одомашненных ими собак. Тем не менее прирученные собаки довольно быстро, на протяжении лишь немногих поколений, приобретали существенные отличия от исходных диких предков. Это происходило под влиянием искусственного отбора и близкородственного разведения, обусловленного малой численностью прирученных животных.

Живыми реликтами, полученными в результате такой примитивной селекции, можно назвать динго – одичавших потомков собак, некогда завезенных в Австралию, и басенджи, разводимых племенами коренных жителей Экваториальной Африки. Эти животные – продукт примитивнейшей селекции, характерной для самых ранних стадий доместикации (одомашнивания), но это уже не звери, а производные определенной человеческой культуры, не имеющие аналогов в дикой природе.

В процессе одомашнивания прирученные звери из поколения в поколение приобретали черты отличия от исходного предка. При этом биологическая категория – вид животного трансформировалась в производное человеческой культуры – породу. Представители породы отличаются от исходной формы – вида одомашненного животного – порой обликом, но прежде всего поведенческими особенностями, закрепленными в ряду поколений отбором и родственным разведением ценимых человеком животных.

В мире не бывает двух совершенно одинаковых животных. И неудивительно, что уже в глубокой древности приручившие собак люди выделяли среди них наиболее послушных, привязчивых и смышленых особей. Их лучше кормили, старались сохранить даже в самые трудные, голодные времена, от них в первую очередь старались получить и вырастить потомство.

В стае диких предков домашних собак, как и в стае современных волков, каждая особь занимает определенную ступень на иерархической «лестнице». Это свое место животное занимает и отстаивает с боем. Подчиненное положение в стае занимают слабые и молодые особи, вынужденные во всем уступать более взрослым и сильным сородичам. Разумеется, человек требовал от своих прирученных питомцев безусловного подчинения, отбирая и сохраняя для разведения лишь наиболее послушных, уступчивых питомцев, сохраняющих черты инфантильности (детскости) на протяжении всей жизни. В смешанной «стае», вернее в сообществе двуногих и четвероногих охотников, люди не могли мириться с агрессивными животными, претендующими на лидерство и лучшую часть совместной охотничьей добычи. Естественно, что в процессе одомашнивания собаки в первую очередь имели место измельчание прирученных животных и закрепление в них инфантилизма, обуславливающих привязанность к двуногому «вожаку» и послушание.

Наряду с поведенческими особенностями, критериями отбора служили и черты строения разводимых животных. Все дикие хищники имеют стоячие подвижные уши – локаторы. Сохранение на всю жизнь висячих, как у щенков, ушей, как следствие отбора инфантильных особей, имело место уже в глубокой древности. Об этом свидетельствуют наскальные изображения гончеобразных собак с висячими ушами, обнаруженные на территории современного Египта, относящиеся к раннему периоду каменного века. Висячие уши и обусловленный этим пониженный слух невыгодны и потому несвойственны диким животным. А у собаки этот признак свидетельствовал о более высокой степени одомашнивания и к тому же стимулировал развитие обостренного обоняния, компенсировавшего пониженный слух. Неудивительно, что отбор по этому признаку имел место уже в древности, а в исторический период все гончие, легавые и спаниели, от которых требуется особо острое чутье, имеют висячие уши.

Дикие собаки охотились преимущественно в сумеречное время суток, и радужина их глаз была и остается у их современных сородичей светлоокрашенной. Одомашненные собаки перешли на дневной образ жизни, при котором темноокрашенная роговица-светофильтр уместнее. И в наше время светлоглазые собаки весьма редки, и их бракуют почти во всех породах.

Объектами одомашнивания были различные, но, несомненно, близкие виды зверей из рода псовых. Генетическое сходство прирученных видов обеспечило возможности их успешного скрещивания в процессе переселений и различных контактов народов. Последующее развитие человеческой культуры и зарождение новых хозяйственных потребностей стимулировало формирование пород собак различного облика и специализации.

Жители Древнего Египта уже располагали высокоспециализированными борзыми и гончеобразными псами и коротконогими таксообразными собаками. Укороченные конечности последних – следствие мутационных изменений наследственности, широко известное не только у собак, но и у других животных (овец, крупного рогатого скота и у лошадей). Охотники древности оценили это «уродство» как хозяйственно полезный признак, обеспечивающий успешное использование таксообразных гончих собак для розыска и подъема на крыло пернатой дичи, таящейся в травянистых зарослях. Приземистые коротконогие собаки искали дичь невдалеке от охотников, что обеспечивало успешное поражение птицы стрелой или копьем, покрытие ее наволочной сетью или более результативный напуск ловчей птицы в меру, то есть невдалеке от места взлета пернатой добычи. А впоследствии коротконогие мутанты стали родоначальниками бассетов, биглей, такс, приземистых терьеров и ряда других пород.

 


 

Рис.2. Древнеегипетские борзые.

 

Косматые мутанты с бесструктурной, вьющейся или сваливающейся, войлокообразной шерстью не выживали в природных условиях. Но именно такая шерсть оказалась незаменимой для пастушьих собак, чья жизнь проходит возле стад, окруженных мириадами кровососущих насекомых. Такие мутанты стали родоначальниками пастушьих пуделеобразных собак, а позднее – целого ряда декоративных и охотничьих пород.

Карликовые мутанты периодически рождаются среди потомства самых различных видов и пород животных. В развитом человеческом обществе такие мутанты стали прародителями крошечных комнатнодекоративных собачек. Характерно, что многие породы рослых собак имеют своих карликовых «двойников», например: мастиф – мопса, королевский пудель – той-пуделя, вольфшпиц – карликового собрата, бобтейл и южнорусская овчарка – болонку, охотничьи спаниели – пекинеса.

Формирование многочисленных пород, разводимых человечеством, происходило на основе отбора, скрещивания исходных форм и их мутаций и вариационной изменчивости наследственных задатков родителей при сочетании каждой их пары. А стимулом для создания пород во всех случаях был социальный заказ, то есть растущие и меняющиеся потребности человечества. Древние египтяне, по-видимому, располагали лишь борзыми и гончеобразными собаками (рослыми и коротконогими). У древних ассирийцев уже имелись могучие догообразные собаки, использовавшиеся на охоте, а также участвовавшие в сражениях как боевые псы. О значительной роли собак в боевых действиях войск свидетельствует то, что для боевых псов специально изготавливались кольчуги и латы, стоившие весьма дорого.

На ранних стадиях развития человеческого общества одомашненные собаки мельчали по сравнению со своими дикими прародителями. Создание пород крупных, даже гигантских собак стало возможным позднее, когда скотоводство и земледелие обеспечило людям и их питомцам улучшенное по сравнению с первобытными охотниками питание. Тогда же возникла и потребность в могучих рослых собаках, которые использовались для подстраховки высокопоставленных охотников при добывании крупных, опасных зверей, для охраны их имущества, в военном деле и для защиты стад от хищников. Тогда же или чуть позднее возник социальный «заказ» и на карликовых собачек.

В Древней Греции насчитывалось около полутора десятков пород различной специализации. Среди них упоминаются могучие сторожевые и травильные псы, гончие и пастушьи собаки, а также карликовые комнатные собачонки. Последние на протяжении многих веков имели и хозяйственное довольно курьезное назначение. Карликовые болонкообразные собачки с шелковистой белой шерсткой на розовой коже спасали своих хозяек от блох, которых было множество и в лачугах, и в замках. Комнатные питомцы собирали на себя паразитов, которых затем уничтожали мытьем и механическим способом.

Насущные потребности человечества и природная пластичность собаки обусловили формирование множества самых разнообразных пород. Среди них имеются и примитивные, и предельно специализированные, как, например, борзые, бульдоги, легавые и карликовые декоративные собаки.

Первобытному охотнику, вооруженному дубинкой и каменным топором, помогали четвероногие загонщики, по-видимому сходные с современными динго, бессенджи и реджбеками. Позднее были выведены более окультуренные, то есть специализированные гончие собаки, вислоухие и чутьистые, преследовавшие зверей с голосом (лаем), способные загнать крупного зверя до изнеможения и, остановив, – удерживать его до прихода охотников. Однако и в этом случае загнанный олень, вепрь или медведь оставался опасным противником, и прикончить его помогали могучие травильные псы, которых пускали в завершающий момент охоты. Позднее, с появлением огнестрельного оружия, этих собак перестали использовать на охоте, а их потомки стали охранять стада от хищников, нести сторожевую или спасательную службу, либо трансформировались в импозантных, добродушных великанов, как большинство современных сенбернаров и ньюфаундлендов, разводимых любителями.

По морфологическим признакам (признакам строения) породы собак делят на волкообразных и шакалообразных. По хозяйственному использованию различают группы служебных, охотничьих и декоративных собак. Но и та и другая классификации весьма условны. Вереницы поколений, отбор и скрещивание исходных форм прирученных собак настолько изменили их изначальный облик, что классификация пород по признакам сходства с волком и шакалом становится просто бессмысленной. А деление по хозяйственному использованию остается весьма условным, так как все или почти все породы сохраняют природные склонности и инстинкты – охотничий, сторожевой, стайный и ряд других замечательных «всесобачьих» качеств, позволяющих использовать собаку любой породы и даже беспородную для самой различной службы. Овчарка, дворняжка и крошечная болонка самоотверженно охраняют хозяина и его имущество. Те и другие, не щадя себя, встречают подлинного или мнимого врага, так как с двуногим вожаком своей смешанной стаи они ничего не боятся. Традиционно охотничьи собаки, например, бладгаунды и спаниели, успешно используются для розыскной и таможенной служб. А многие собаки, относимые к разряду декоративных пород, с успехом применяются на охоте (шотландские и керри-блю терьеры, пудели и др.).

Наряду с традиционным использованием собак для охоты и различных других служб в последние годы все больше любителей заводят четвероногих друзей – компаньонов не преследуя при этом какихлибо хозяйственных целей. Присущие всему собачьему роду преданность, смышленость и уживчивость наших четвероногих друзей позволяют, казалось бы, использовать в этом качестве любую породистую или беспородную собаку.

Однако, во избежании разочарований, прежде чем заводить собаку компаньона следует обдумать насколько размеры, шерстный покров характер и темперамент предполагаемого питомца будут соответствовать условиям вашей совместной жизни, вашим бытовым и материальным условиям и, наконец, вашему характеру, темпераменту и физической силе. В этом плане начинающих любителей следует предостеречь прежде всего от приобретения собак высокоспециализированных пород. Неопытный любитель просто не справится с могучим ротвейлером. Импозантный «кавказец», рожденный для охраны стад на вольном пастбище, будет несчастен, а порой и опасен в условиях городского квартирного содержания. Сеттер или пойнтер будет загублен для породы и не раскроется полностью у хозяина неохотника. Темпераментный умница доберман изведется и изведет окружающих не имея выхода энергии в повседневной работе или дрессировке. А «разговорчивость» щпицев и современных колли может вывести из себя человека, склонного к тишине и спокойному общению.

Дворняжки неплохо приспосабливаются к роли собак компаньонов. Заводя беспородного питомца ориентируются обычно на его размеры и внешний вид, но в раннем возрасте это порой непредсказуемо. Держатель беспородной собаки лишен радости творческого труда селекционера, стремящегося разводить и совершенствовать любимую породу, бороться за первенство своих питомцев на выставочных рингах. Но с любой собакой можно заниматься дрессировкой и на равных участвовать в состязаниях по различным службам, либо по курсу аджилити.

Занятия и соревнования по аджилити, с недавних пор вошедшие в практику отечественных собаководов, особенно важны для любителей декоративных собак, Односторонний отбор производителей только по экстерьеру, порой приводит к деградации психики «чистых декоратов», появлению неуправляемых собак – истеричек, трусливозлобных псов, словом, неполноценных, трудных и неприятных животных. Прохождение курса аджилити свидетельствует о контактности, дрессируемости и полноценности собаки – качествах, требуемых от каждого домашнего питомца.



Полную версию книги можно скачать здесь



 


[ Download from this server (1.86 Mb) ]
Автор: Rockface_sao   •   Опубликовано: 01.10.2020 в 06:08   •   Комментарии: 3

Комментарии

Имя *:
Email *:
Код *: